Поиск по сайту

ГлавнаяИсторииСтрашные историиСтрашилки пионерские (ч.1)

Розыгрыши и поздравления на мобильный телефон!

Страшилки пионерские (ч.1) - ЕСТЬ ЛИ В ЭТОМ БЕЗУМИИ СИСТЕМА

Рейтинг:   / 8
ПлохоОтлично 


ЕСТЬ ЛИ В ЭТОМ БЕЗУМИИ СИСТЕМА?

Уже несколько часов ломал над этим голову Матвеенко. Все
воскресенье Анатолий Петрович сидел у себя в комнате и
перебирал пачки писем, которые принес Рахманин из "Пионерской
зорьки". Его никто не беспокоил. Ребята знали, если отец
работает дома, значит, занимается самым важным. А жена была
счастлива, что вся семья в сборе, и постоянно приносила ему то
чай, то блинчики.
Но капитану было не до чая и не до блинчиков. Перед ним
открывались истории одна страшней и уголовнонаказуемее другой.
"СЕКРЕТНЫЙ СЛУЧАЙ НА СОВЕТСКО-ПОЛЬСКОЙ ГРАНИЦЕ.
На советско-польской границе произошла эта история. Есть
там в самом центре темной дубравы старый замок, который был
заброшен в стародавние времена и совсем был бы забыт людьми,
если бы рядом не проходила граница, а значит, и пограничная
тропа.
На заставе знали расположение комнат в замке, но не каждый
раз осматривали их, а лишь когда что-то вызывало тревогу.
Однажды в наряд мимо замка пошел один солдат, служивший
недавно, но хорошо знающий те места. Звали его Юрой. Он,
собственно, и рассказал эту историю. Кроме него, в наряде были
сержант Березов и солдат Гвоздин.
Шли они около замка и увидели, что в верхнем окошке на
втором этаже мелькнул свет и что-то заискрилось. (Это была
самая маленькая комната на втором этаже в углу.)
Сержант приказал Юре остаться внизу, а сам с Гвоздиным
отправился на обследование замка.
- Если услышишь что-то подозрительное, свяжись с заставой и
сообщи обо всем,- сказал он перед уходом.
Стоит Юра, прислушивается: вот прошли дверь, топают по
лестнице, по коридору, скрип открываемой тяжелой двери в
комнату... автоматная очередь, страшный крик и глухое падение
тел одного за другим.
Юра опешил, но спустя несколько мгновений пришел в себя и
бросился к ближайшему потайному телефону, чтобы сообщить на
заставу о происшествии. Через несколько минут застава,
поднятая в ружье, была у замка, и все побежали наверх, на
выручку.
Когда открыли дверь одной из комнатушек, предстала страшная
картина: в нескольких шагах от двери лежал лицом вниз сержант
Березов, а у дверей с автоматом на предохранителе - солдат
Гвоздин, но глаза у сержанта были широко открыты.
Когда врач заглянул в них, он дико закричал и упал без
признаков жизни. Оказалось, что на сетчатке глаз сержанта
отпечаталось то страшное видение, которое он видел перед
смертью. Постепенно оно растворилось и ушло.
Когда врача откачали, сознание вернулось к нему, но он
ничего не помнил. Он совершенно все забыл, и его заново
пришлось учить всему как маленького: словам, умению завязывать
ботинки, есть и пить. Потом он снова стал ходить в школу при
погранзаставе. Во все классы.
А этот замок обнесли колючей проволокой, и больше туда
никто не заходил. Иногда в этой комнате в углу что-то тихонько
светится и искрит: Ученые хотят туда попасть, но пограничники
никого в эту секретную зону не пропускают".
Про сетчатку глаза, с которой все можно читать, Матвеенко
как следователь знал, что это ерунда. Но в остальном рассказ
звучал убедительно.
- Вот бы допросить этого Юру по-настоящему да и всыпать
ему, чтобы ерунды не нес. А впрочем, я думаю, его и без меня
допрашивали. Там у военных свои следователи есть. А доктор
снова в школу будет ходить десять лет - не позавидуешь.
Следующая история была очень похожей.
В одной пустыне шла экспедиция. И вдруг на пути - колодец.
Одного геолога решили туда опустить. Его долго опускали, вдруг
он дико закричал и задергался. Когда его достали, он был
мертвый и седой. Тогда вместо него опустили фотоаппарат.
Фотоаппарат что-то сфотографировал. Вот стали проявлять
пленку. Проявщик как взглянул на нее, так страшно закричал и
умер.
Его помощник догадался сжечь фотографию, не заглядывая в
нее. Он понял, что эта фотография может погубить сотни людей.
Так никто и не узнал, что же было там, в этом пустынном
колодце.
- А действительно,- думал Матвеенко,- что же было в этом
пустынном колодце? Может быть, страшный скелет? Может быть,
пистолет, направленный в глаза? Может быть, тигр с зубами?
- Ну ладно,- думал он.- Я еще могу испугаться тигра с
зубами или скелета, но чтобы испугался закаленный в нервах
геолог?
- Да! - возражал он сам себе.- А если это был его
собственный скелет. Он его узнал и испугался.
- Да ерунда! Что он, своих рентгеновских снимков не видел?
И опять же: как это скелет геолога мог оказаться в колодце
раньше самого геолога?
Матвеенко кликнул сына. Дал ему прочитать оба письма. И
спросил:
- Ты знаешь, что там было?
- Конечно, знаю.
- И что же?
- Космические Глаза.
- Чего, чего?- оторопел Анатолий Петрович.
- Космические Гипнотизирующие Глаза. Они смотрят на
человека и приказывают: "Немедленно умирай". И человек умирает
от космического гипноза.
- Спасибо, сынишка,- сказал строгий капитан.- Вот не знал,
что у тебя голова такой ерундой набита!
Но про себя он подумал, что этот довод, пожалуй, самый
убедительный. И что думай он три дня, такого, пожалуй, не
придумал бы.
На следующем конверте было написано:
"ЧЕРНАЯ СМЕРТЬ В ГОРОДЕ НЬЮ-ЙОРКЕ".
- Ну и пусть этой смертью нью-йоркская полиция занимается,-
подумал Матвеенко. Но любопытство взяло верх. Тем более что на
последнем Съезде депутатов очень много говорилось о вступлении
в Интерпол. Он начал читать:
"Однажды в море один грузовой корабль дал сигнал 505. Мимо
проходил другой корабль, и его экипаж решил прийти на помощь.
Когда они поднялись на борт, то никого там не нашли. Только
помощник капитана второго корабля зашел в одну каюту и увидел,
что на полу лежит груда одежды. Из этой груды вдруг выползла
какая-то черная туманная масса и бросилась на помощника.
Она обволокла его и съела. Осталась одна морская форма с
фуражкой. Это была Черная Смерть. Все остальные испугались,
убежали и уплыли.
Этот случай был описан в газетах.
Через несколько лет в одной квартире где-то на западе
какой-то богач проснулся и увидел, что его любовница пошла в
ванную. Ее очень долго не было. Он удивился и пошел за ней
следом. В ванной лежал только халатик и тапки.
И вдруг на него с потолка набросилась Черная Смерть. Она
кинулась на богача, но у него в кармане халата всегда был
пистолет. Он несколько раз выстрелил. Черная Смерть съежилась,
но не умерла. Она втянулась в дыру в полу, куда уходит вода, и
пошла по городу.
С той поры Черная Смерть погубила множество людей. Она
растворяла их, оставляя лишь одежду. Она перебиралась из
одного места в другое по канализации и водопроводу, и ее
невозможно было поймать.
Но однажды она выползла на улицу из канализационного люка и
напала на полицейского. Тот стал стрелять из автомата, и она
уползла обратно. Полицейский вызвал по радио подмогу, они
открыли люк и увидели, что дальше нет хода. Они забросали
Черную Смерть слезоточивыми гранатами, а потом и простыми.
Потом в люк спустились ученые и взяли несколько кусочков
Черной Смерти в стеклянные банки.
Оказалось, что Черная Смерть зародилась от биомассы, когда
американцы проводили в океане испытание водородной бомбы.
Когда во всем разобрались, последний кусочек сожгли, и ее не
стало".
Прочитав много писем, Матвеенко понял, что все истории
можно было разделить на группы. К первой группе относились
ПОНЯТНЫЕ УЖАСЫ.
Сюда входили традиционные рассказы, связанные со скелетами,
вампирами, красным печеньем, с котлетами, в которых встречался
человеческий ноготь, и т. д.
Ко второй группе относились
УЖАСЫ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКИЕ.
К ним относились Черная Смерть из канализации, Космические
Гипнотизирующие Глаза, смесь человека с летучей мышью.
И к третьей группе относились самые ужасные ужасы -
УЖАСЫ НЕОБЪЯСНИМЫЕ.
Такие, как Красная Рука, Черная Простыня, Черный Тюльпан,
Женщина с Красным Лицом, Белые Перчатки, Зеленые Пальцы и т.
д.
Именно от этих историй исходила непонятная угроза, и никак
Матвеенко не мог отмахнуться от них, считая пустым вымыслом.


РАХМАНИН УЖЕ НЕ РАД

Рахманин жил в Москве один. Он снимал угол у старушки. Но
сама его старушка постоянно жила у другой старушки - своей
соседки. Так что Рахманин, снимая угол, фактически снимал
целую московскую комнату с телефоном. И первое, что он увидел,
войдя к себе, большое красное пятно на стене. Точнее,
блекло-красное. Он позвал хозяйку.
- Нина Николаевна, что это?
- Где?
- Вот здесь на стене.
- Ничего. Обои потрескались.
- А вот это красное что?
- Где красное, Витек? Это серебряный накат.
- А красного нет?
- Нисколечко нет. Это у тебя пятна радужные в глазах. Со
мной такое тоже бывает. Особенно после гимнастики.
- Вот это новость! - поразился Рахманин.- Вы гимнастикой
занялись?
- И я занялась. И Наталья Ивановна занялась. Нам по
телевизору велели. "Для тех, кому больше семидесяти".
- Вот и хорошо,- сказал Рахманин.- Со временем и я к вам
присоединюсь. Особенно если буду жив. Значит, нет красного?
- Нет, совсем нет.
Рахманин успокоился. Но тут зазвонил телефон. И страшный
голос пропел Рахманину:
- Бегут, бегут по стенке Зеленые Глаза. Они девочку
задушат, да, да, да.
Потом раздались гудки.
Он плюнул и пошел на улицу.
Рахманин был одинокий ковбой. Обходился в Москве без друзей
и знакомых. Пожалуй, в первый раз он пожалел, что не к кому
пойти и рассказать о происшествиях последних двух недель.
Он шел куда глаза глядят. В своем Покровском-Стрешневе он
знал каждый уголок. Но сейчас он увидел, что оказался в
районе, в котором никогда не был. Стояли дома непривычной
конструкции, росли деревья незнакомого вида. И на улице не
было ни одного человека. Казалось, что в этой части города
только что наступило самое раннее-раннее утро.
Он подошел к остановке трамвая. Номера были какие-то
странные No 1932-1958, No 1983-19...
- Как цифры на кладбище,- подумал Рахманин.
И сразу же показался трамвай. Он шел почти бесшумно, хотя
выглядел очень старым на вид, как будто сошел с
дореволюционной фотографии, и по логике должен был бы греметь.
Он все ближе и ближе. Глаза у Рахманина полезли на лоб,
потому что трамвай был черного цвета. Не трамвай, а катафалк.
Двери распахнулись. Виктора так и потянуло в черную
прямоугольную дыру. Еще секунда, и он сделал бы шаг. Но у него
хватило разума повернуться и шагнуть в обратную сторону.
И все резко переменилось. Появились люди. Возник шум
города.
- Почему я не вошел в него?- думал Рахманин.- Почему?
И он понял. На трамвае стояла цифра- 1968. Это был год его
рождения.

 

Комментарии  

 
+1 #1 Артур 14.12.2011 23:30
Помню годах в 90-х после прочтения в Пионерской правде этой статьи, неделю спал с головой под одеялом, все думал что за окном какая-нибудь рука летает:-))). Жуть было, а щас прикольно даже.....
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Слушай онлайн:

НАША КНОПКА
Мы будем Вам признательны, если Вы разместите нашу кнопку у себя на сайте.

ПОРЖИ.РУ - Портал юмора, приколов и развлечений!
Добавить в избраное
В Избранное