Поиск по сайту

ГлавнаяИсторииДневникиЕвропейские каникулы! А где Гибралтар...

Европейские каникулы! А где Гибралтар... - День шестой. На Атлантику!

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 


День шестой. На Атлантику!

- Вы читаете по древнегречески? – спросила она со страшнейшим акцентом.
(отрывок из главы)

- Ну все, товарищи… Напротив слова «Париж» можно ставить крыжик. – сказал Андрей, когда они выехали за черту города.

- Ну, только что… - сказала Оля. Сегодня она чувствовала себя гораздо лучше, а значит снова начала активно проявлять недовольство. – Что были в Париже, что не были…

- Да, можно было оставаться еще на несколько дней… - поддержала ее Аня.

Сергей бодро вел автомобиль по серой полосе автобана.

- Можно было бы, конечно, и остаться… - сказал он, - Да только тогда мы не успеем доехать до Гибралтара. А еще ж нам обратно вернуться надо…

- И что мы там делать будем – на твоем Гибралтаре? – с сарказмом спросила Оля.

- Да уж не пожалеете…

Франция стремительно летела им навстречу, и также быстро улетала назад.

Езда по автобану напоминала самолет при разгоне. Вот-вот взлетишь, и то, что сейчас еще можно рассмотреть, вообще скроется за ватно-марлевой повязкой облаков.

Какое-то время ехали молча. Правда, довольно громко мурлыкало радио – сплошь французские песни.

- Никогда не думал, что есть столько песен на французском языке… - сказал Андрей.

Аня, воспользовавшись отсутствием видов за окном и разговоров в машине, снова взялась что-то писать в дневнике.

Сергей посмотрел на нее в зеркало.

- Аня, скажи мне, что ты там каждый день пишешь?...

Аня заметно покраснела, будто ее застали за откручиванием какой-нибудь детальки от автомобиля.

- Сергей, я… я писать о том, что происходит… Я потом могу забыть, а почитаю – и вспоминаю…

- И что ты сейчас записываешь? Ничего ж не происходит?

- Я про вчерашний вечер пишу… Не успела записать…

- А что там было-то такого?

- Так ведь…

Дневник Ани

…оказалось, что автобус от метро до кемпинга переставает ходить в 21.15. Было 21.10, но нам сказали, что водителю кто-то позвонил, и он отменял последний рейс. Наверно, его уволят.

Андрей сказал, что это все ерунда, и хороший погода, и мы пошли пешком.

Когда мы ехали на автобусе мне казалось, что это недалеко. Но пешком показалось далеко.

А Оле – очень далеко. И она всю дорогу об этом говорила.

Мы шли больше часа. И когда мы пришли Оля сразу же пошла спать.

А я села с Сергеем и Андреем пить пиво.

Они очень удивлялись, что я с ними пила пиво, потому что раньше они этого не видели.

Но я иногда пью пиво, когда хочу.

А Андрей с Сергеем пьют всегда, даже когда не хотят.

Андрей мне сказал, что так надо, потому что это отпуск.

Приходил Йохан, и намекал, что неплохо было бы выпить водки. И спросил где Оля. Сергей ему сказал, что ни Оли ни водки нет, и Йохан ушел…

- …Точно, так оно и было! Приходит, главное, такой – как ни в чем не бывало, - объяснял Андрей Оле, - Говорит, мол, привет, туда-сюда, а не посидеть ли нам с вами за маленькой… А он ее принес – маленькую?

- А тебе лишь бы он принес! – возмутилась Оля, - Нет, чтоб просто по душам с человеком поговорить!

- Так, ребята! Кстати о маленьких! И о продуктах! У нас из еды – питья осталось что-нибудь? Что мы вечером готовить будем?

- Почти ничего нет… Надо в магазин заехать… - отозвалась Аня. Она, как самый ответственный человек давно уже взяла на себя обязанности «завскладом».

- Я к чему все это говорил. Я указатель видел – через пять километров будет «Ашан». Большой такой магазин. Предлагаю заехать… - сказал Сергей…

* * *

…«Ашан» впечатлил и размерами, и содержимым.

Постояли, подумали. После чего была дана команда «мальчики – направо, девочки – налево». В результате Оля и Аня отправились покупать продукты питания, а парни пошли посетить вино-водочный отдел.

Встретиться договорились у десятой кассы.

В винном ряду водка, несомненно, была. Но Андрей сказал:

- Ехать во Францию и пить водку – это все равно, что ехать в Анталию и купаться в ванной.

- Ага… Ты еще посмотри, сколько она стоит!... – сказал Сергей.

- А сколь… У-у, тем более…

Остановить свой выбор, естественно, решили на вине.

- Предлагается сделать выборку вин. – начал Андрей. – Так как в марках мы все равно ничего не понимаем – будем ориентироваться на цену.

Руководствуясь исключительно этим принципом, было закуплено порядка шести бутылок в ценовой категории от двух до четырнадцати евро за пузырь.

Возможно, истинный французский любитель вин пришел бы в ужас от такого ассортимента.

Особенно, если б ему сказали, что все это будет питься одновременно…

…У десятой кассы парней ждала Аня, которую было практически не видно из-за корзины с продуктами.

- Прилично набрали. – оценил Сергей. – А где Оля?

- Я не знаю… Она заговорила с каким-то французом и сказал, что будет догонять меня. Я пришла сюда, а ее все нет…

- Фу ты, блин… - выругался Сергей. – Опять началось. То ей голландец, то ей француз. Где мы ее искать будем?

- Да куда она от нас денется… - сказал Андрей. – Не тут же останется. Давай пока на кассу…

Но Оля не торопилась находиться. Ребята уже расплатились за продукты, переложили все в пакеты, а Оли все не было видно.

- Может, она стоит около машина? – предположила Аня.

Пошли к машине.

Нет, там ее не было.

- Ну, не ходить же ее и не искать. – заключил Сергей, - Взрослая баба, где машина стоит – знает. Будем ждать здесь.

Закурили.

Прошло еще десять минут.

Оли не было.

- Она могла заблудиться? – осторожно спросила Аня.

- Ань, теоретически, она могла даже испариться. Я ничему не удивлюсь… - ответил Сергей.

В этот момент раздался пронзительный свист тормозов и рядом с Андреем затормозил красный «Феррари». Эдакая типичная машина мечты.

За рулем сидел либо растрепанный, а скорее всего, модно причесанный французик. Рядом с ним сидела бесконечно довольная Оля.

- Привет, парни. – сказала она, опустив стекло. – Это Пьер. Банальное, конечно, для француза имя, но ничего. Мы с Пьером поехали в Ниццу – он обещал показать мне Лазурный берег. А потом он меня привезет обратно…

- Оля, что за хрень? Куда - «обратно»? К этому магазину?!

- Обратно в Берлин. Короче, к самолету я вернусь. Так что не теряйте меня.

- Ты че, совсем ошизела? Какой Лазурный берег? Какой Берлин? Вылезай обратно! – заорал Сергей.

- И не надо на меня кричать. Вот Пьер бы никогда на меня кричать не стал…

- Ну, это до поры до времени… - спокойно ответил Андрей. – Давай, вылезай, не дури. Прокатилась немного на хорошей машине – и садись обратно, в немецкий автопром.

- Да ну вас… С вами неинтересно…

- Ах, с нами ей неинтересно!!

- Погоди, Серега. К чему этот шум. Пускай едет.

- Пускай едет?!

- Конечно. Взрослая баба. Я только сейчас Антону СМСочку сброшу, чтоб он тебя не терял – и езжай…

Оля как-то разом погрустнела, вздохнула, сказала своему Пьеру «maybe next time», и вышла.

Пьер удивленно пожал плечами и со свистом уехал.

Оля демонстративно уселась на заднее сиденье и захлопнула дверь.

- Андрей, а кто это – Антон? Ее boyfriend? – спросила Аня.

- Хуже. Отец. – ответил Андрей.

- Ну что, мы едем или нет? – закричала в приоткрытое окно Оля.

- Да уж надо бы… - ответил Сергей и сел за руль.

* * *

Письмо Оли Пьеру, написанное в ее голове, пока она злилась на Андрея

Здравствуй, Пьер!

Ты мне сразу понравился, но обстоятельства сильнее меня.

Как ты правильно заметил у рыбного отдела, все русские – очень грубые люди. И мои попутчики не исключение.

Как я, одна из немногих утонченных душ в этой крепостной стране, согласилась поехать в Европу с двумя животными?

Но отец мне не оставил выбора.

Он не захотел отпустить меня одну. А Андрей работает у моего отца. И – о ужас! – они дружат с ним.

Поэтому отец сказал: либо с Андреем, либо – никак.

И я согласилась.

Но Пьер – путь наших сердец еще обязательно пересечется… Эти стихи я посвящаю тебе.

Ты мне нравишься, Пьер,

(черт, думай, Оля, какая рифма есть на Пьер? «Барьер»? «сквер»? «размер»? ладно, пока первую строчку просто повторю)

Ты мне нравишься, Пьер,
Ты мне нравишься, Пьер,
Но расстаться пора!
Та-ра-ра! Та-ра-ра!

(что еще за «тарара»? Откуда у меня в голове взялось это «тарара»? А, это же…)

- …Радио! Сделайте радио погромче! – вдруг закричала Оля.

- О, заговорила… - сказал Андрей. – Я уж думал она с нами больше вообще разговаривать не будет.

Сергей сделал радио погромче. И сразу всю машину заполнил припев какой-то популярной французской песенки.

«Та-ра-ра! Та-ра-ра!».

- Что наша попса, что французская. Один фиг. Ни музыки, ни смысла… - заключил Андрей.

- Чтоб ты понимал… - огрызнулась Оля.

- Сергей, скажи, а мы будем все время вот так вот ехать – от города до города? – спросила Аня.

- Да я уже сам устал по автобанам шарашить… Но у нас штурман есть…

- А что – штурман? – возмутился Андрей, - Вы мне скажите, куда вы хотите – я вас туда отвезу…

- Есть предложение первым делом съехать с автобана. А то скучно и дорого. – предложил Сергей.

И действительно: скучно – это было полбеды. Простому российскому гражданину платить за дорогу – все равно, что платить за дураков. Если подойти к известному афоризму чисто математически.

В общей сложности отдав около ста евро, а не проехав еще и полфранции – поневоле задумаешься…

- Хорошо, я пересчитал дорогу. – сказал Андрей через несколько минут, близоруко щурясь в компьютер. – Только дорога, конечно, будет длиннее и медленней.

- Ну, мы можем себе это позволить… - сказал Сергей. – А то уже бунт на корабле назревает. Боцман чуть было в Ниццу не сбежал…

- Сам ты боцман… - в очередной раз огрызнулась Оля.

Съехали с автобана – и сразу стало намного веселее.

Бесконечные французские деревушки с трудночитаемыми названиями не были так вылизаны и ухожены, как немецкие, что особенно радовало русскую душу.

А редкий вид осыпавшейся от дома штукатурки, или вовсе заколоченного полуразрушенного дома и подавно приводил в восторг.

- Как красиво!... – снова начала причитать Ольга.

То тут то там на взгорках попадались замки.

Ухоженные французские старушки покупали круасаны.

Из каждого окна свисали гроздья цветов.

Хотелось остановиться, выйти из машины и больше никогда никуда не ехать.

- Что мы все едем да едем… - выразил общее мнение Сергей. – Может, хоть в замок какой-нибудь сходим?

Тут, как рояль из кустов, появился замок.

Сначала ребята увидели многобашенное серое строение на высоком холме, а потом въехали в деревню, название которой неподкованному во французской грамматике трудно было прочитать даже по буквам.

- «Рошефоукаулд» - с трудом прочитал Сергей надпись на белой табличке.

- Язык можно сломать. – отозвался Андрей.

Но замок, что и говорить, был великолепен.

Возвышаясь над большой деревушкой, с каменным мостом через реку, с высокими окнами, башенками, воротами, он действительно был Замком с большой буквы.

Замок оказался музеем. Перед входом висела небольшая табличка, на которой было написано, что взрослым вход – семь евро, детям – два. И еще, что с собаками вход воспрещен.

Как бы в доказательство этому прямо под знаком лежала маленькая собачка.

- Что, братан? Не пускают? – сказал Сергей.

Собака фыркнула, и демонстративно зашла внутрь.

Деревня с непроизносимым названием продолжала удивлять.

На входе спросили, из какой они страны.

После того, как «вахтерша» узнала, что из России, она ушла в какую-то комнатушку, долго рылась там, и выдала ребятам путеводитель по замку на русском языке.

- Забавно… - сказал Андрей. – Как ты думаешь, у нас в краеведческом музее есть путеводитель на французском?...

А уж из путеводителя ребята узнали и совсем фантастические вещи.

Оказалось, что это замок старинного рода Ла Рошфуко, который уходит корнями в начало 11 века. Сам-то замок помоложе. 12 века.

И что потомки великого Ла Рошфуко до сих пор живут в замке. В западном крыле.

Это напрочь убило всех, даже Аню, которая этих замков по Германии насмотрелась выше крыши…

- Вот скажи мне, Серега… - сказал Андрей. – Ты знаешь своих родственников дальше дедушки?

- Ну, допустим, я могу узнать что-нибудь о прадедушке…

- Ну и я также. А ты понимаешь, что у них… - Андрей мотнул головой в сторону западного крыла, - Даже у собак родословная длиннее…

В глубоком дворике замка было тихо и безветренно. Из открытого окна западного крыла тихо играло фортепиано.

- Я поняла… - вдруг сказала Аня.

- Что?

- Я поняла, как говорить название этой деревни.

- Ну и как?

- «Rochefoucauld» - это надо говорить «Рошфуко».

- М-м… То есть у него еще и своя деревушка была… Тоже неплохо… - сказал Андрей.

- Вот это мужчины были… - мечтательно произнесла Оля.

С часик побродив по замку и решив, что пора ехать дальше, на выходе ребята были остановлены все той же вахтершей.

Оказывается, не надо уезжать так быстро. Потому что именно по этим дням, в пять часов вечера, открывается для просмотра знаменитая библиотека Ла Рошфуко.

Было без десяти пять.

- Вот уж заехали так заехали! – сказал Сергей.

И действительно, ровно в пять возле большой двери в галерее третьего этажа появилась высокая, сухонькая, хорошо сохранившаяся старушенция с ключами…

Комната была небольшая, но высокая. От пола до потолка располагались только книги.

А народ, надо сказать, собрался. Может быть, все попали случайно, но скорее всего, ехали специально за этим – чтобы посмотреть библиотеку. Было человек двадцать.

Старушка, между тем, ничего рассказывать не собиралась. Она стояла возле входа и внимательно смотрела. Видимо, чтобы кто что не стырил.

Без рассказа же ощущение было двойственным.

Вроде, книги старинные, а про что, зачем, что с ними связано – непонятно.

Ситуацию исправила Оля.

Потрогав несколько корешков, и, видимо, в чем-то усомнившись, она спросила по-английски, повернувшись к старушке:

- Это все оригиналы?

У бабульки глаза на лоб полезли. Видимо, за всю ее жизнь никто не мог усомниться в натуральности библиотеки великого Рошфуко.

Невооруженным глазом было видно, что она занозилась.

Она подозвала всех к столу посередине комнаты. На столе лежала огромная книга 17-го века.

После чего начала говорить что-то на французском, изредка вставляя английские слова.

Как любой француз, она либо не знала английского, либо не хотела на нем говорить, но из ее важной по тону речи никто ничего не понял.

Впервые в ее холодных глазах промелькнуло отчаяние – неужели эти люди сейчас уйдут и так и не поймут всего величия места, в котором находятся?

Тогда она перелистнула страницу и начала тыкать пальцем в первый абзац.

Там было что-то написано, но уже и вовсе на каком-то неизвестном языке.

Увидев, что и этот широкий жест – открыть ради темных людей фолиант 17 века – не возымел результата, она все-таки подобрала английские слова:

- Вы читаете по древнегречески? – спросила она со страшнейшим акцентом.

Это было все равно, что спросить у сельского тракториста «Вы можете говорить без матюгов?».

Когда она поняла, что эти варвары еще и по древнегречески не читают, паника завладела бабушкой по полной программе. Она попросила всех к выходу.

Ребята подумали, что экскурсия окончена – но не тут то было.

Старушка не сдавалась.

Доказать, доказать этим вандалам! – думала она, ковыряясь в ключах, и открывая еще одну дверь.

Следующее помещение было похоже на библиотеку лишь отчасти. Те же стеллажи вдоль стен, но вместо книг – коробки, похожие на обувные.

- Что это? Вся обувь почтенного графа? - тихо спросил Сергея Андрей.

Старушка, тем временем, встала рядом со стеллажом и подозвала к себе Олю.

Потом жестом показала, что Оля может взять любую из коробок.

Коробка оказалась перевязана тонким белым шнурком.

Бабушка аккуратно, как будто там была бомба, взяла коробку из рук Оли. Поставила на стол. Развязала тесемки. Открыла крышку.

Внутри лежали мятые листочки, некоторые из них обгорели.

Бабушка уверенно взяла верхний, разгладила его. Она никому конкретно его не показывала, но все увидели – это было какое-то письмо. Датированное 1562 годом…

…И только тут Андрей заметил, что бабушка стоит под собственным портретом. Но на портрете она значительно моложе. А потрет – один из последних в длинной череде портретов. И что на бабушке надеты такие серьги и такие перстни, которые никогда бы не купить простой смотрительнице музея…

* * *

Тетрадь изречений Луизы Ла Рошфуко
(перевод с древнегреческого)

Чтобы истина оставалась истиной – ее нужно доказать. Иначе со временем она превратится в ложь…

* * *

…Начинало темнеть. Но Андрей убеждал, что кемпинг уже вот-вот…

Запахло океаном. Западный берег Франции был где-то рядом.

Ребята давно съехали с трассы и мчались сквозь сосновый лес в какое-то курортное, по словам Андрея, местечко.

- Скоро проедем через маленькую деревню – и там будет кемпинг. Прямо на берегу океана. Кто из вас купался в Атлантическом океане? – спросил он.

- Я! – ответила Аня.

- Ну, ты не в счет…

Тем временем въехали в деревню.

Было около девяти часов вечера, и на улицах уже никого не было. Или еще не было – потому что курортный сезон не начался.

Тут неожиданно запищал компьютер.

- Что?! Что такое? – засуетился Андрей. – Е-мое, батарейка разрядилась… А… почему… У нас зарядка сломалась, что ли?

Ноутбук продолжал пищать.

- Все… сейчас сдохнет… - констатировал Андрей.

Техника не заставила себя долго ждать.

- Ну?… И куда ехать? – спросил Сергей.

- А Я НЕ ЗНАЮ! – с выражением ответил Андрей.

- То есть как это? – заволновалась Оля.

- А вот… Будем так искать…

- Как? Мы же заблудимся?...

- Что? Законили – без навигации-то? А то – с замком я им промахнулся…

А ситуация, действительно, была близка к критической.

На улице темнело.

Где кемпинг – непонятно.

Конечно, если б все это происходило где-нибудь под Рязанью – и хрен бы с ним. Разбили бы палатки у речки – и шабаш.

Но тут на такой ход никто не решался.

- По-моему, мы здесь уже были… - сказал Сергей минут через пятнадцать, когда они в десятый раз проехали мимо одного и того же дома.

- Конечно, были. Потому что сейчас надо направо было поворачивать, а не прямо ехать… - ввязалась в разговор Оля.

- Да я уже шесть раз направо поворачивал. Там дорога делает круг, и мы снова тут окажемся.

- Да нет, там у дороги разветвление, ты его просто не заметил. Поехали, налево повернем.

Поехали. Повернули налево.

- А, черт! Как Алиса в зазеркалье! – выругался Сергей, когда они снова проехали этот дом.

- Все, завязывай. Бог с ним, с этим кемпингом. Поехали обратно, там их много было. – сказал Андрей.

Поехали обратно.

Тут выяснилась другая особенность западного побережья Франции.

Все кемпинги работали на прием населения только до восьми часов вечера.

А было уже десять.

Стуки в окна, поиски и крики ни к чему не приводили.

Мертвое царство.

Повезло только в последнем кемпинге, когда все уже отчаялись.

Там «начальник кемпинга» сидел в кабаке напротив «рецепции». И заметил, как четверо замерзших синичек ломятся в окна…

* * *

Дневник Ани

Вечером мы останавливались в отличном кемпинге. Он расположен в сосновом лесу и в нем очень хорошо.

Мы с Олей купили разную быструю еду и готовили ее.

Мы купили консервированные сосиски с капустой и равиоли в томатной соусе.

Решили приготовить капусту с сосисками.

Андрей съел две ложки и сказал, что лучше будет умирать от голода.

Сергей съел все, но тоже сказал, что «в Сибири свиньи едят вкуснее».

А мне понравилось.

Неужели в Сибири так хорошо кормят свиней?

Андрей начал говорить, что в хит-параде нехороших (он сказал «дерьмоватых», по-моему, но мне казалось, это некультурное слово) блюд, эта консерва отодвигает на второе место какой-то «роллтон». Я ничего не поняла. Но мне кажется ему не очень нравится.

А еще оказалось, что наш кемпинг отгораживается от океана большой песчаной горой. Она называется «Дюна». Она больше ста метров высотой и на нее есть лестница.

Сергей взял бутылку вина и сказал, что надо лезть.

Мы все полезли.

Получилось так, что я, Оля и Андрей залезли, а Сергей на середине начал тяжело дышать и сказал, что видел такие горы в гробу. И выпил вино прямо там.

Но на дюне было очень красиво.

Хотя уже темно.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Слушай онлайн:

НАША КНОПКА
Мы будем Вам признательны, если Вы разместите нашу кнопку у себя на сайте.

ПОРЖИ.РУ - Портал юмора, приколов и развлечений!
Добавить в избраное
В Избранное